Ваше благополучие зависит от ваших собственных решений.

Джон Дэвисон Рокфеллер

Меню сайта
Вести Экономика Информация Статьи
Реклама
Облако Тегов
Архив
Реклама
Вести экономика » Вести »

Куда дели золотовалютные резервы. Явно потеряли миллиард долларов

Опубликовано: 15.11.2016

— Олег Вадимович, мы желали бы побеседовать с вами о том, что на данный момент происходит в экономике Рф. Как вы оцениваете антикризисную программку правительства, каковой ваш прогноз на грядущий год? На ваш взор, кризис все-же притормозился, другими словами масштабного обвала нет, к счастью?

— Ситуация какая? Вот мы говорим: кризис, кризис... Но то, что на данный момент происходит, — это не модель экономического кризиса эталона 2008 года, когда мы в протяжении пары лет росли-росли-росли и вдруг с высоты: ба-бах! Это был, кстати, сравнимо хороший сценарий, так как люд сходу все сообразил, сходу очухался и начал бегать и суетиться. А то, что случилось посреди декабря 2014 года с рублем, хотя и было шоком, но этим на поверхностный взор все и ограничилось. Шок прошел, а ничего другого особо не случилось. Но это только кажется, что ничего не случилось. По сути мы только начинаем заходить в кризис, просто процесс этот по сопоставлению с 2008 годом разворачивается более медлительно. Но зато основательно.


Куда дели золотовалютные резервы. Явно потеряли миллиард долларов

Ну и шоковых ситуаций все-же еще больше, чем нашумевшее ослабление рубля. Импортер ушел — разве это не шок? А то, что творится в банковском секторе, как это по другому именовать?

— Отчасти упали рынки. Например, туристский рынок, авиаперевозки, строительный сектор...

— Нет, строительный рынок, напротив, поначалу вырос, но это был лихорадочный рост. В декабре все бросились вкладывать рублевые сбережения в недвижимость, это и в январе еще длилось, по последней мере, в Москве. Как понятно, была распродана практически вся домашняя техника, мебель... И что на данный момент творится на рынке объявлений «Авито»! Там мебель, приобретенную в декабре, пробуют сбыть по бросовым ценам, но она не идет. Меж тем знакомые предприниматели молвят: ну, елки-палки, мы освободили свои склады, сейчас у нас вопрос — заполнять их далее либо с этими средствами смываться? До сего времени никак не решат.

— А вы бы что порекомендовали? Русская экономика в большой угрозы, как вы считаете?

— Думаю, да, и федеральные органы власти эту опасность лицезреют, в отличие от многих профессионалов. Для их это ясное осознание угрозы даже представляет некоторую делему: вот мы здесь сидим и лицезреем, а все другие делают вид, что ничего не происходит. Никто не вертится, никто ничего не делает. Нет чувства, что нужно что-то решать. Потому какие-то конструктивные шаги, на которые могло бы пойти правительство, наверное никем не будут восприняты. При том, что правительство дает для себя отчет, что действовать оно все равно будет вынуждено.

— Выходит, что правительство осознает чрезвычайность ситуации, но боится идти на непопулярные меры?

— Естественно, реально осознает.

— Сегодняшний кризис — это медлительно возрастающая раковая опухоль? Если в прошлые кризисы действия развивались по моментальному сценарию, то сейчас, как вы кое-где уже оговорились, нехорошие тенденции нарастают медлительно и грустно.

— Да, медлительно и грустно. И так этот снежный ком катится и катится, зарастает новыми слоями, а позже, смотришь, пошла лавина.

Судите сами, мы уже лицезрели, как безопасный вроде ком преобразуется в лавину на примере ситуации с рублем. С учетом внешнеэкономических санкций аналитики допускали, что рубль может либо даже должен подняться до 40 - 42 за бакс, это было центральное, федеральное решение. Набиуллина при всем этом рассуждала приблизительно так: «Ага, рублю еще далековато до 40, потому я ничего делать не буду, буду посиживать и ожидать. Вот когда будет 40 - 42, тогда я начну что-то делать». А что вышло? Вот так медлительно рубль слабнет, слабеет... Все привыкают к тому, что рубль слабнет, все начинают на это делать ставки, и потому, когда Набиуллина, наконец, начинает что-то решать, она играет не против каких-либо отдельных игроков, а против всего рынка. И вдруг выясняется, что у нее сил играть против всего рынка нет. Тем паче она ведь не может сходу все резервы использовать, а с теми ограниченными ресурсами, что у нее есть, она против рынка сыграть не может. И выходит, что рынок порвал Центробанк в обрывки.

То же самое можно сказать и в отношении всего кризиса в целом. Медленно-медленно что-то усугубляется, но совершенно немножко. Глядишь: здесь усугубилось, здесь усугубилось, а финансовая ткань меж тем рвется-рвется, истончается-истончается, и, в конце концов, вдруг она расползлась. А все не готовы...

Профиль
Реклама
Деловой календарь
Реклама